logo



Психологические методы подбора и оценки персонала HR-Лаборатория Human Technologies
Ваш провайдер оценки персонала
Москва
Обратная связь
test@ht.ru
+7 (495) 514-31-15
+7 (495) 669-67-19
Главная О компании Контакты Техподдержка HT-Line Наши представительства





Rambler's Top100

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

Психологические тесты в Украине: вчера, сегодня, завтра
ИПП ГУ ВШЭ, Л.Ф. Бурлачук, доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент АПН Украины
05 ноября, 2009
Для того чтобы лучше понять ситуацию, сложившуюся с психологическим тестированием в нынешней Украине, нужно, хотя бы ненадолго, заглянуть в историю становления и развития психодиагностики. Как известно, научная психодиагностика берет свое начало от трудов Френсиса Гальтона и Джеймса Кэттелла, поставивших задачу измерения ума человека. Происходит это в конце 19-го столетия. Первые попытки измерения ума, несмотря на широкую известность и популярность гальтоновско-кэттелловских тестов, оказались несостоятельными. Простые сенсомоторные тесты, разработанные основоположниками психодиагностики, мало что могли сказать об уме. Однако эти тесты явились стимулом для создания тех, которые базировались на новых теоретических представлениях, рассматривающих ум человека в неразрывной связи с высшими психическими функциями. Увидевшую свет в 1905 г. шкалу Альфреда Бине можно считать прообразом современных тестов для определения уровня интеллектуального развития. Начавшись с измерения ума, психодиагностика вскоре обращается и к оценке разнообразных личностных особенностей.
В дореволюционной России все существовавшие в то время тесты были хорошо известны, также разрабатывались и оригинальные отечественные, порой во многом превосходящие зарубежные. В качестве примера можно назвать знаменитые «Психологические профили», созданные Г. Россолимо (1909). В советский период, особенно в 20-30 годы прошлого века, тестирование в образовании (педология), профессиональном отборе, консультировании, рационализации труда (психотехника) было очень широко распространено. Переводились зарубежные методики, создавались новые тесты, появилось множество тестологических изданий. Психотехнические лаборатории на производстве и кабинеты педологии в школах проводили активную работу, основанную, прежде всего, на применении психологических тестов. После принятия ЦК ВКП (б) печально известного постановления «О педологических извращениях в системе наркомпросов» (1936), в котором была повергнута резкой критике практика тестирования, основанная на якобы ненаучных, буржуазных идеях, педология и психотехника перестали существовать как научные направления, многочисленные научные учреждения и лаборатории были ликвидированы. О тестах надолго забывают, самое упоминание термина «психологический тест» возможно только в критике «маразмирующей буржуазной психологии». Вновь о тестах заговорили только в конце 60-х - начале 70-х годов. Было официально признано, что необходимо развивать советскую психодиагностику, базирующуюся на марксистских позициях и призванную обслуживать интересы социалистического общества. В 70-е годы проходят первые конференции, посвященные инструментам измерения индивидуальных различий, в дискуссиях высказываются как противники, так и сторонники тестов. При этом тогдашняя советская академическая психология продолжает крайне сдержанно относится к тестам. Ведущие психологи того времени высказывают либо негативное отношение к ним, либо публикуют обтекаемые статьи, из которых можно понять только то, что тесты имеют как слабые так и сильные стороны, а самое главное - придерживаться позиций марксистской психологии. Несмотря на формируемое академической психологией нейтрально-негативное отношение к тестам, их начинают использовать в практике психологической оценки. В первую очередь тесты проникают в клинику, и применяются для решения задач индивидуальной диагностики при психических заболеваниях. Впоследствии начинается все более широкое применение зарубежных тестов, делаются робкие попытки разработки отечественных методик. Однако, несколько десятилетий длившийся отказ от тестов как инструментов психологического исследования, не прошел даром. В 80-е годы лишь незначительная часть советских психологов понимает, что означают, применительно к тестам, термины валидность и надежность, единицы знают о том, как их можно определить. Публикуются самодеятельные тесты, которые могли вызвать в лучшем случае только грустную улыбку у специалистов. Многочисленные зарубежные тесты наскоро переводятся с языка оригинала, публикуются в широкой печати (!) даже без намека на соблюдение авторских прав и предлагаются для использования в решении разнообразных диагностических задач в клинике, профотборе, обучении и т.д. Даже многим психологам тех лет, не говоря уже о непрофессионалах, которых всегда было много в психологии, казалось, что нет ничего проще, чем разработка нового опросника, например, для измерения агрессивности. В конце 80-х ситуация меняется в лучшую сторону. Наряду с продолжающимися изданиями того, что можно назвать квазитестами, появляются, пусть немногочисленные, монографии и учебные пособия, в которых раскрываются история психодиагностики, особенности разработки тестов, описываются предъявляемые к ним психометрические требования.
Распад СССР в начале 90-х годов и последующие затем без малого 17 лет почти не меняют ситуацию в развитии психодиагностики, по крайней мере, в Украине и России. Психодиагностика продолжает подпитываться нелегально используемыми зарубежными методиками, оставляющими без ответа вопросы об их соответствии психометрическим требованиям. Пользователям тестов предлагаются известные зарубежные методики, якобы прошедшие полную адаптацию на отечественных выборках. Покупай и работай! В действительности же пользователи получали (и получают до сих пор) не полноценный продукт, - научно обоснованный и проверенный тест, а суррогат, только в красивой упаковке. Издатели таких тестов, не имели и не имеют прав на их тиражирование и продажу, а тем самым ущемляются не только интересы авторов, но и отсутствует авторский надзор, что приводит к многочисленным ошибкам и погрешностям. К тому же многие тесты, издаваемые в России и в Украине, давно и безнадежно устарели, поскольку за рубежом разработаны их новые версии, в которых использованы современные достижения психологической науки. За примерами далеко ходить не надо. Хорошо известное психологам своими нелегальными публикациями зарубежных тестов питерское издательство ИМАТОН предлагает покупать шкалу Векслера для измерения уровня интеллекта взрослых в редакции 1955 г. Права на это издание ИМАТОН не имел и не имеет, это, конечно, очень плохо, но еще хуже то, что психологам предлагают давно устаревший тест, да еще и с ошибками, не говоря уже о сомнительных данных по его стандартизации. Напомним читателю, что сегодня имеется 3-я редакция этой шкалы (1997), существенно отличающаяся от ранних версий. Украина не отстает от России в распространении тестов, на которые не имеет авторских прав. Впрочем, речь идет чаще всего не о тестах, а просто-напросто о переводах зарубежных тестов. Читателю достаточно посмотреть в Интернете сайт информационно-тренингового центра «Развитие», предлагающего, почему-то бесплатно, многие зарубежные методики, об адаптации которых ничего неизвестно, а авторские права…, об этой мелочи просто забыли.
К чему приводит применение квазитестов в работе психолога? Я уже неоднократно писал и говорил об этом. Скажу кратко еще раз, поскольку фактически ничего не меняется. Диссертации, курсовые и магистерские работы, в которых фигурируют данные, полученные с помощью непонятно откуда взятых опросников Кэттелла, тестов Роршаха и Люшера, MMPI и т.д., будем надеяться, никому вреда не принесут, хотя эти работы, несомненно, подрывают авторитет психологической науки, способствуют укоренению в широких слоях населения мнения о том, что наш инструментарий нечто среднее между гаданием на кофейной гуще и астрологией. Гораздо опаснее практическое применение квазитестов. Заключения, которые делает на основе использования этих «тестов» психолог, работающий в области профессионального отбора, в образовании или в клинике, могут нанести реальный ущерб личности, негативно повлиять на ее дальнейшую судьбу. Возможно, так и происходит, только, кто и когда отслеживал пагубное влияние такого рода оценок личности в условиях отсутствия какой-либо нормативно-правовой основы деятельности психолога-диагноста?
Наконец, формируется профессиональный нигилизм по отношению к методикам и тестам, ведь можно использовать, что угодно и никем это не контролируется, кроме совести исследователя. Развитию профессионального нигилизма в сфере психологического измерения среди психологов способствует и их подготовка в области психодиагностики, которую они получают на студенческой скамье. Обязательный для изучения будущими психологами курс психодиагностики, за исключением двух-трех университетов Украины, читается преподавателями, которые не работают в этой области, не имеют соответствующих публикаций, а, следовательно, и необходимой квалификации. О психологических тестах студенты получают сведения из того же Интернета (кстати, там предлагаются и пользующиеся спросом рефераты по разным проблемам психодиагностики) или по-прежнему многочисленных изданий, в которых повторяются одни те же устаревшие методики, с помощью которых можно измерить, скорее всего, уровень психологической безграмотности пользователя. Ни в одном высшем учебном заведении Украины, занимающемся подготовкой психологов, я не видел того, что есть в любом вузе Европы и США – тестотеки. Напомню, что речь идет о библиотеке тестов, эти библиотеки обычно насчитывают многие сотни методик, с которыми студенты могут познакомиться и поработать. Впрочем, из каких методик мы можем сегодня создать тестотеку? Из незаконно используемых зарубежных или из не сертифицированных самодеятельных тестов? Дипломаты, в случае появления таких вопросов, обычно говорят: «Нет комментариев».
Вероятно, у читателя возникает вполне закономерный вопрос о том, почему ситуация с психологическими тестами, которая, разумеется, не тайна для многих психологов, не меняется в лучшую сторону в течение столь долгого времени. Попробуем ответить и на этот вопрос. Первая и основная причина заключается в том, что многие десятилетия в советской психологии, преемниками которой, чтобы там не говорили, мы являемся, формировалось негативное отношение к тестам. Это отношение в известном смысле «наследуется» и психологами, которые живут, учатся и работают в другое время, в иных политических, научных и культурных условиях. Именно поэтому невозможно найти финансирования для столь «второстепенных» в психологической науке проблем, связанных с тестами. Адаптация зарубежного теста требует значительных интеллектуальных и финансовых затрат. Не говоря о том, что нужно платить праводержателю, подчеркнем, что работа по адаптации, стандартизации теста в новых условиях равна той работе, которую проделал его создатель, за вычетом собственно идеи или теории, положенной в основу методики. Сегодня потребность психологов в тестах удовлетворяется за счет публикации их суррогатов, что создает иллюзию наличия и доступности диагностического инструментария. Кстати сказать, недорогого, сравнительно с мировыми ценами, инструментария, поскольку нет нужды платить автору, и за трудоемкий процесс адаптации.
Из уже написанного ясно, что сохранение статус-кво в области психологического тестирования чревато серьезными последствиями не только для психодиагностики, но и психологической науки в целом. В первую очередь это касается процесса интеграции отечественной психологии в мировую науку о человеке. Сегодня вряд ли кто-либо рискнет спорить с тем, что будущее украинской психологии зависит не только от идей и теорий, создаваемых и развиваемых нашими учеными, результатов их исследований, но и от того, насколько они известны и восприняты в мировом научном сообществе. Отношение к тестам должно в корне измениться, в противном случае мы не сможем остаться даже в обозе мировой психологии, нам уготовано место на обочине. Вот и подошло время задать сакраментальный вопрос: «Что делать?». Прежде всего, необходимо создать тестовую инфраструктуру, что подразумевает появление не только сертифицированных пользователей и тестов, но и соответствующих издательств, несущих полную ответственность за выпускаемую продукцию и действующих согласно законам об авторских правах. Несомненно, в этой инфраструктуре должна найти место и система последипломного специализированного обучения психологов, поскольку нельзя научиться профессиональной работе с тестами, опираясь только на вузовский курс психодиагностики. Заботу обо всем этом на себя должно взять не государство, а профессиональное сообщество психологов, которое пока остается в стороне от решения этих насущных проблем психологической науки. Наши российские коллеги уже начали эту работу, приняв в начале сентября этого года «Положение о сертификации психологических тестов и их пользователей».
 
Комментарий Т.Ю.Базарова
Дорогой Николай Алексеевич! Уважаемый Леонид Фокич! Удивительно сжатая и насыщенная статья о психодиагностике или, вернее, психодиагностах. Спасибо. Получил истинное удовольствие от чтения. Не знаю, как на Украине, у нас в России никак дела не клеются (надеюсь, пока) с автопромом. Некоторым (недалеким) людям кажется, что это не наше дело. В смысле, дело, которое у других почему-то получается значительно лучше, чем у нас. Правда, некоторое время точно также говорили и о нашем футболе. Теперь - призадумались. Так вот с тестами у нас на что похоже больше? Если на автопром, то , может быть, уместнее воспользоваться наработками тех, кто этим занимается давно и профессионально. Конечно, нужно продумать, как адаптировать продукт к нашим условиям (чуть не сказал - дорогам) и аккультурить под нашего испытуемого, респондента или человека. Ну, уж, если это похоже на футбол, то может быть какой-то части профессионалов поработать под руководством известного, авторитетного специалиста опять из тех же стран, где существуют учебные тестотеки. Ничего страшного, что в это время менее профессиональные люди будут оказывать услуги по оценке рационального или эмоционального интеллекта страждущим обеих стран. В конце концов = это ведь не вопрос жизни и смерти пациента.
Если же говорить серьезно, то отмечу три момента, без которых, на мой взгляд, ничего не изменится в лучшую сторону. Первое - нужна "Школа психодиагностики". Не в смысле учебного заведения или обучающей программы. Школа - в значении нескольких поколений исследователей и подвижников, которые этому делу отдают все свое время. Второе. В обществе в целом или, по крайней мере, в определенных его сегментах (семья, образование, армия, государственное управление и т.п.) должна возникнуть серьезнейшая потребность в "психодиагностическом знании" и доверие к носителям оного. Третье. Общественные профессиональные содружества (союзы, общества и ассоциации) должны быть построены по типу профессиональных (а не образовательных или квалификационных) гильдий. Почему именно гильдий? Потому, что речь идет не об учебных тестотеках, а об инструментарии профессионала. Этот инструментарий предполагает не только фиксацию авторства разработчика, а, следовательно, его прав на интеллектуальную собственность, но и становится источником его благосостояния. Тогда понятно, почему эти люди могут позволить себе отдавать все свое время данному делу.
Статья взята с сайта ipp.hse.ru
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить





busyЗагрузка опроса...
Комментарии к статьям